Rambler's Top100
+7 495 961-31-11


Воспоминания

Б.М. Собинов - 60 лет тому назад – на Гороховской, 20

Старая липа на стадионе Государственного Центрального института физической культуры, что был на Гороховой, 20, растет до сих пор, и я каждый год в начале сентября прихожу к ней уже в пятьдесят пятый раз …

Это не старческая сентиментальность! Я не могу не бывать на стадионе старого Инфизкульта. Меня влечет туда юность, долг, благодарность институту за его щедрость, с которой он дарил нам, одним из первых его студентов новой России, науку о здоровье. Первый урок состоялся под этой липой, 1 сентября 1925 г.


А.Е. Ладыгин - К истории Московского института физкультуры

Осенью 1918г. Наркоматом Просвещения было разослано письмо о командировании учителей и медиков для обучения вопросам физического воспитания в город Москву, во вновь открывающийся Наркоматом Просвещения Институт физической культуры. Явка командированных была указана по адресу: Остоженка, 53, отдел Культпросвета Наркомата просвещения.

Поездка в Москву в октябре 1918г. подтверждается прилагаемыми документами: пропуск Вельской Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем №384 от 05.10.1918г., разрешение на право вывоза продуктов в количестве 20 фунтов, удостоверение начальника гарнизона г. Вологды №82538 от 12.10.1918г. о разрешении выезда из Вологды в Москву. 


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 1

Исполняя просьбу одного из талантливейших наших историков физического воспитания Ивана Григорьевича Чудинова, много внимания уделяющего прошлому советского физического воспитания и спорта, а также людям, принимавшим участие в строительстве физического воспитания в нашей стране, позволю себе в кратком обзоре воссоздать все то, что сохранила мне моя память и документы, хранящиеся у меня.

Профессор И. М. Саркизов-Серазини

Москва, 10 февраля 1952 г. 

 


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 2

II

1922 г. явился для меня годом, когда я практически начал осуществлять свои идеи об использовании физических упражнений с лечебной целью. Работая ординатором в клинике, я почти еженедельно посещал институт физической культуры, где сдружился с доктором Бирзиным, познакомился с врачами Бароновым, Чиркиным.

Чтобы не отрываться от больного человека, Бирзин приходил ко мне в клинику, а я в свою очередь приходил к нему в институт и знакомился с работой института, с учебой студентов, с их бытом и жизнью.

По-прежнему я много читал по истории врачебной гимнастики, используя для этой цели зарубежные источники, которыми так богата была медицинская библиотека, возглавляемая проф. Багашовым.

Параллельно с изучением всех лечебных систем, принятых в медицине, я внимательно знакомился с историей и практикой физического воспитания и спорта.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 3

III

В 1923 году я продолжал работать ординатором в клинике, ночным дежурантом в аптеке № 1, заведующим амбулаторным приемом в психиатрической больнице в Штатном переулке и по-прежнему продолжал навещать институт физической культуры и знакомиться с научно-исследовательской работой.

Одновременно принимал участие и в некоторых литературных вечерах. В 1922 году я начал печатать свои статьи, очерки  в журнале «Сегодня», издававшимся поэтом и одним из основателей Московского Гимнастического общества В. Я. Гиляровским. Я начал писать в журнале «Театр и музыка» и в «Курортном деле», начавшимся издаваться в 1923 г. под редакцией Н. И. Тезякова, а также в журналах «Зрелище», «Театр и живопись».

В этом же году я принял энергичное участие в создании «Всероссийского Общества по изучению Крыма», в состав которого входили виднейшие ученые страны – историки, географы, антропологи. Я был членом президиума этого Общества (председателем был Н. И. Тезяков) и оставался до прекращения работы Общества. Не буду останавливаться на этой интересной работе, на своих выступлениях в НКЗ, Политехническом музее и других местах.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 4

IV

Когда я начал свою работу в институте, то в течение 1923 и 1924 годов, количество научных работников в нем начало пополняться. К  сотрудникам, кроме перечисленных мною раньше, прибавились имена проф. Кулжинского, проф. Гориневского, Стасенкова, Филитиса, Жаворонкова, проф. Багашова, В. Гориневской и др.

Этот сравнительно небольшой коллектив проявил энергичную деятельность. Из Института ушел проф. Игнатьев, которого, по общему выражению, «съел» т. Зигмунд, назначенный вместо него директором.

Привлечение все новых и новых работников в Институт диктовалось возросшей необходимостью в развертывании работы и по научно-врачебному контролю над физическим развитием и здоровьем студентов, а также по подготовке студенчества по этим вопросам для практической деятельности.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 5

V

Работа комиссии не проходила гладко. Мы испытывали  массу затруднений уже потому, что нам не на что было опираться в прошлом. Нам приходилось давать новую трактовку разным понятиям, а задачи разрешать в плане задач молодого социалистического государства. Это вполне понятно, так как несмотря на отдельные успехи русских врачей  при лечении больных  при помощи физических упражнений, к началу Октябрьской революции врачебная гимнастика в России не занимала подобающего ей положения и будучи сосредоточенной в физиотерапевтических институтах, обслуживала в форме  цандеровской гимнастики ограниченные контингенты больных, или в форме корригирующей гимнастики применялась у детей.

Такое положение являлось естественным в условиях капиталистического строя, когда общенародные интересы принуждены были уступать  интересам привилегированных и обеспеченных слоев государства. В этом отношении состояние врачебной гимнастики  в России мало чем отличалось от ее состояния в крупнейших странах за рубежом, представляло собою один из видов коммерческой эксплуатации и стремления к извлечению денежных  прибылей.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 6

VI

1924 и 1925 годы были для меня годами напряженной работы. Окончив ординатуру, я окончательно обосновался в Институте физической культуры и работал в Институте Физиотерапии у проф. Б.С. Вермеля в качестве врача-экстерна. Объектами моего изучения являлась по-прежнему курортология, затем врачебная гимнастика, физиотерапия, особенно ее отдел – закаливание и спортивный массаж, который мне пришлось создавать в качестве предмета в Институте. По-прежнему я не оставлял и литературу. По курортологии я выпустил изыскательную работу – результаты моего изучения и наблюдений «Коктебель и Карадаг, как климатическое  станции» (Курортное Дело, №6, 1924). Окончательно эта большая работа была закончена мною только в 1932 г. В этом году я помести в № 2 Сборника Феодосийского Курортного Управления две свои работы: «Климатические особенности г. Старого Крыма», и «Климатические особенности Коктебеля». Мои работы являются почти единственными по описанию климатических особенностей восточного Крыма и при описании этой части Крыма часто ссылаются на эти работы.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 7

VII

1926 и 1927 год прошли в напряженной борьбе за упрочение лечебной физкультуры на курортах и в санаториях. Несмотря на  поддержку Н.А. Семашко, Н.И. Тезякова, а после его смерти Н.А. Кишкина, подавляющее большинство  старых врачей не хотели признавать нового мероприятия советской науки, всячески саботировали, открыто насмехались, язвили и создавали всяческие препятствия для продвижения новых идей в жизнь. В то же время с некоторыми  представителями науки происходили удивительные метаморфозы. М.М. Кончаловский, который  когда-то высмеял меня на совещании в Главном курортном управлении, вдруг стал ярым сторонником применения физических упражнений с лечебной целью.

Н.А. Кишкин, выполняя распоряжение Н.А. Семашко, возобновил с 1926 года работу нашей комиссии по лечебной физкультуре. И если первая комиссия по своему составу была немногочислена, то в число новой комиссии кроме меня, Гориневского, Андреева, Шенка, Багашова вошли проф. Игнатьев, проф. Верзилов, проф. Валединский, проф. Черняховский, приват-доцент Дик, Кишкин, а также работники нашего института доктора Смирнов, Ивановский, Егоров, Бирзин, Шабашов, Стасенков. Председательствовал Гориневский.  


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 8

VIII

1928 и 1929 гг. были годами большой творческой работы, как для меня, так и для работников всего института. Отрадно было видеть рост научных работников по физическому воспитанию. Если еще  недавно каких-либо 5 лет тому назад их было в Союзе единицы, то теперь их были сотни. На страницах физкультурной печати, в особенности на страницах «Теории и практики фк» каждый раз появлялись все новые  и новые авторы из  молодежи с интересными исследованиями, методическими и организационными статьями.

Институт прекратил  выпуск отдельных томов своих трудов и начал издавать свой научный орган «Физическая культура в научно-практическом освещении». Официально он именовался органом Совета  Научных работников института и выходил под редакцией  А. Зигмунда и Гориневского. Редколлегия состояла из 12 человек. Выпуск своего органа в институте  был своевременным. Усилиями Наркомпроса и Наркомздрава физическая культура глубоко входила  и в жизнь  наших школ, и лечебных учреждений. Коллегии обоих комиссариатов неоднократно заслушивали доклады представителей института о подготовке работников по фк. Тезисы докладов, например, по  Наркомздраву, составленные Б.А. Ивановским,  препровождались в ЦК ВКП (б).


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 9

IX

Под лозунгом «Без врачебного контроля нет советской физической культуры» мы вступали и в 1929 год, продолжая оставаться, в первую очередь, базой для Наркомздрава, а затем для ВСФК. С этого года выпуск трудов Инфизкульта прекратился почти на 20 лет, и сотрудникам института было предоставлено право печатать свои работы там, где они  пожелают сделать. Нашим неофициальным органом начал становиться журнал «Теория и практика ФК» ответственным редактором которого  продолжал оставаться Н.А. Семашко, а его заместителем приват-доцент Б.А. Ивановский. Кафедра врачебного контроля продолжала считаться центральной в институте, а вокруг нее объединялись работы остальных кафедр и лабораторий. Кафедра проделала очень большую работу по разработке основ и комплексного метода врачебного контроля. Достаточно напомнить, что кафедра врачебного контроля широко распропагандировала антропометрию, которая в свою очередь привела к  созданию метода профилей при оценке физического развития. Кафедра с достаточной полнотой разработала  методику функциональной  пробы сердечно-сосудистой  системы, установила законы миогенных сдвигов крови при физической нагрузке, помогла создать метод психологического исследования физкультурников. По этим разделам и печатались в большом количестве работы сотрудников кафедры.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 10

X

Моя работа по-прежнему протекала по трем направлениям. Я работал по лфк, читал лекции, делал доклады, вел поликлиническую работу, участвовал в различных комиссиях, а также продолжал работу по разработке методики закаливания и спортивного массажа. После принятия и претворения в жизнь моих соображений по организации лфк на курортах СССР, принятых и одобренных ВСФК, а затем НКЗ в 1927 году, НКЗ передал дальнейшую работу по лфк  в Бюро фк НКЗ, в физкультурную комиссию при Ученом Совете НКЗ и в другие организации.

В апреле месяце Государственный центральный институт курортологии организовал в свою очередь у себя секцию по физической культуре. Первое организационное собрание отличалось большим многолюдством. Председательствовал ныне здравствующий проф. А.И. Валединский, проф. В.В. Гориневский с дочерью, я, врачи: Шифрин, Орлюк, Шимшилевич, Яхнин, Минкевич, Карпов и др.

Это совещание выделило четыре комиссии: организационную, методическую, показаний и противопоказаний и учетно-контрольную. Я и проф. Валединский вошли в комиссию показаний и противопоказаний. Таким образом, создан был еще один центр по организации лфк на курортах страны. Кроме врачей в комиссиях Института курортологии работали специалисты по фк из воспитанников нашего института: Мошков, Никитин, Дубнов, Гиппенрейтер, Лемберг и др.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 11

XI

Развалив работу в Институте, разложив студенчество, запугав своими угрозами и педагогический персонал, Магитон был, наконец, отстранен от должности ректора Института.

На его место был назначен директором сначала Кузнецов, проработавший на этой должности недолго, а затем его сменил Фрумин. Вступление Фрумина и его правой руки Черняка в Инфизкульт произошло в 1932 году.

К чести обоих надо сказать, что они навели  в Институте суровую дисциплину, СНУР был упразднен окончательно. Правда, он почти никогда не собирался и при Магитоне. Институт управлялся директором в порядке единоначалия. При директоре функционировал штаб Института, который являлся органом управления по учебно-боевой и строевой службе. Штаб руководил всей учебно-организационной, учебно-воспитательной работой факультетов, а также научно-исследовательской работой. Возглавлял штаб Института друг и приятель Фрумина – Черняк. Кроме штаба института была еще Политчасть, руководившая партийно-политической и культурно-просветительной работой в Институте.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 12

XII

После Фрумина и Черняка директором Института был назначен против своего желания т. Кулагин, бывший одно время серкетарем партбюро Союза писателей. Т. Кулагина мало интересовала работа в Институте, и он в 1938 году ушел из Инфизкульта, проработав в нем менее года.

В 1938 году я получил степень доктора медицинских наук и назначен приказом Всесоюзного Комитета членом редколлегии журнала «Теория и практика ФК», восстановившего свое издание. После ухода Кулагина место директора на короткий срок занял Н.И. Петров, затем приехавший из Ленинграда И.П. Петухов. Последнего сменил А.В. Фомичев, чтобы уступить свое место вновь И.Н. Петухову. Таким образом, за три года у нас сменилось четыре директора. Такая директорская «чехарда» не могла положительно сказаться на работе института. Трудно было с материальными средствами, с ремонтом помещений, с приобретением даже учебников для студентов. Не взирая ни на какую чехарду, коллектив по-прежнему работал энергично и добросовестно. Возобновившиеся издание журнала «Теория и практика фк» позволяло печатать некоторые небольшие работы.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 13

XIII

Как известно, Отечественная война возникла внезапно и прервала мирную жизнь Института. Не было страха, не было паники. Часть студенчества и преподавателей ушла добровольцами на фронт, в партизаны, оставшиеся продолжали свою учебу, участвовали во всех организациях, которые создавались в то время в порядке самозащиты от налетов врага. Во дворе рылись траншеи, или как в то время называли «щели», создавались убежища от бомб, баня для  обмываний,  пожарный и санитарный отряды. Меня назначили одним из возглавляющих санитарно-оборонную часть Института. С первых дней  войны я начала читать цикл лекций по лфк для всех девушек-студенток Института, начиная с первого курса. Читал я один буквально с утра до вечера. Я составлял специально конспекты, которые записывали в свои тетради девушки. Вскоре мне пришлось начать курс лекций по лфк  при военных травмах для актива московских физкультурниц, в который входили видные мастера спорта. Телеграфное агентство ТАСС распространило в печать фотографии, на которой был заснят я, читающим лечебную физкультуру активисткам. Потребность в работниках лфк так была велика, что многие преподаватели института были мобилизованы на эту работу и направлены в госпитали.


Автобиографические заметки профессора И. М. Саркизова-Серазини. Часть 14

XIV

Вернувшись в Институт в 1943 году я взял шефство всей кафедры над огромным госпиталем с ампутированными на ул. Радио. Я передал туда часть инвентаря, прикрепил свою лаборантку, а с 1944 года и двух аспирантов тт. Серую и Кораблева, где они писали свои диссертации.

Кафедра моя расширилась. В нее влилась гигиена с врачебным контролем. У меня работал опытные работники в лице Котова, Шимшилевича, Стасенкова и четырех аспирантов Дмитриева, Серой, Кораблева и Васильевой.

Я поставил перед своими сотрудниками задачу организовать отделение по долечиванию раненых в амбулаторной практике. Такое отделение было создано мною в 1943 году и просуществовало до 1947 года. К нам в обязательном порядке направлялись через райвоенкоматы, ВТЭКи раненые бойцы на лечение. Мы широко использовали лфк, физиотерапию и сердоликотерапию. Наше лечение пользовалось большой популярностью, и к нам начали направлять больных из других больниц.


Воспоминания М.М. Мещерякова

Герой Советского Союза Генерал-майор Мещеряков М. М.

О себе написал по собственной инициативе в 1958 году в апреле месяце в Лефортовском военном госпитале, где он лежал на лечение. В госпитале его посетили В. В. Столбов и Е. Н. Терехова. Эти воспоминания он передал для музея института. В июне месяце М. М. Мещеряков посетил музей института лично. Беседовал с членами кафедры.


М.М. Конторович - Как создавался Московский институт физкультуры

Мина Матвеевна Конторович  работала в институте

 с конца августа 1918 г. по июнь 1952 г.

В конце августа 1918 г. Школьно Санитарный Отдел при Наркомпросе, возглавляемом А.В. Луначарским, состоял из Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевич, Евгения Петровича Радина и В.Н. Иванова.

Школьно санитарный отдел пригласил на работу в Подотдел физической культуры трех работников: Федынскую Лидию Ефимовну (работника физкультуры), Моделя Моисея Марковича (врача), Аминову-Конторович Мину Матвеевну (ученицу П.Ф.Лесгафта).

Приступая к исполнению наших обязанностей, мы распределили функции следующим образом:

1) Л.Е. Федынская отвечала за организацию Опытной Школы в помещении Николаевского Сиротского института. Школа должна была служить базой для студентов Инфизкульта, где они могли бы проводить (педагогические уроки) практические занятия по физическим упражнениям.

2)  Второй участок работы – организацию физкультурной работы в других областях и городах СССР – поручили М.М. Моделю.

3) Третий участок – организацию института физической культуры (в здании Николаевского Сиротского Института – для благородных девиц) – поручили М.М. Конторович.


Леонид Гордон - Танцы на льду. Начало.

Из истории.

 

Танцы на льду как самостоятельный вид спорта были включены в Единую Всероссийскую спортивную классификацию еще в 1938 году. Но эти танцы не соответствовали стандартам ИСУ. Не было у нас и специалистов для подготовки танцоров к международным соревнованиям. Только после Чемпионата Европы 1956 года, где впервые участвовали советские фигуристы, информация по требованиям ИСУ к танцам на льду стала доступна. Менее чем за 2 года по собственной инициативе Светлана Смирнова и Леонид Гордон под руководством Ларисы Новожиловой разучили 14 обязательных танцев. Их достижения оценили, и пару Смирнова – Гордон включили в состав сборной команды страны. А в начале 1958 года москвичи первыми среди отечественных танцевальных пар выступили на Чемпионате Европы в Братиславе.

Сразу по возвращении из Братиславы Людмила Смирнова и Леонид Гордон выиграли московские соревнования «Русская зима» (14-24 февраля 1958 года), а затем поехали в Свердловск (ныне Екатеринбург) на Первенство СССР (5-9 марта). Здесь они не только стали победителями в соревнованиях по танцам на льду, но и поделились своими знаниями и опытом с другими фигуристами-танцорами. Еще через несколько дней снова в Москве (21-23 марта) дуэт Смирнова — Гордон стал бронзовым призером международных соревнований с участием фигуристов Австрии, Венгрии, Чехословакии и СССР.

 

(Из статьи  Ольги Вереземской,  ж-л Московский фигурист, №12, 2008)

 


Анна Розанова - ГНЁТ ВОСПОМИНАНИЙ

Анна Розанова никогда не рассказывала о тюремной и лагерной жизни. Она боялась этих воспоминаний. Они врезались в её память, и она не хоте­ла их ворошить. Даже своему сыну она долго не рассказывала ничего об этих годах своей жизни, дожидалась, когда он немного вырастет.


RSS-материал

Sportedu: vKontakte Sportedu: Facebook Follow sportedu_ru: Twitter Sportedu: YouTube


Rambler's Top100